Экономические причины названы драйверами религиозного экстремизма

В Мажилисе обсудили возможности противодействия деструктивным течениям

Экономические причины названы драйверами религиозного экстремизма

Объем финансирования по социальному государственному заказу на 2017 год составил порядка 14 млрд тенге. Однако насколько эффективно используются эти средства и какую общественную отдачу они несут, в том числе и в борьбе с религиозным экстремизмом? Этим вопросом сегодня на правительственном часе в мажилисе Парламента, посвященном работе министерства по делам религий и гражданского общества, задался председатель Комитета палаты по международным делам, обороне и безопасности Маулен Ашимбаев.

«Сумма для нашей страны немаленькая. Плюс к этому добавляется грантовое финансирование для неправительственных организаций. Возникает вопрос: насколько эффективно используются эти средства и какую общественную отдачу они влекут? Или, например, общественные советы при акиматах — мягко говоря, могли бы приносить больше пользы с точки зрения улучшения деятельности исполнительных органов и обеспечения механизмов взаимодействия гражданского сектора с госорганами. В этой связи было бы целесообразно провести критическую ревизию деятельности общественных советов», — заявил Маулен Ашимбаев, говоря в контексте надлежащего противодействия госорганов религиозному экстремизму.

По его словам, для того чтобы эффективно противодействовать салафизму, вести необходимую разъяснительную работу, переубеждать сторонников деструктивных течений, демонстрировать опасность и ограниченность салафистских идей, нужны подготовленные кадры. Компетентные специалисты нужны для ресоциализации лиц, попавших под влияние радикальных религиозных течений. В этой связи следует готовить специалистов-теологов. А у нас сегодня сложилась серьезная нехватка специалистов в этой сфере.

«Так, из 3,5 тыс. человек в информационно-разъяснительных группах, работающих на центральном и местном уровне, лишь 145 являются теологами, то есть всего 4%, и всего незначительное количество из них являются опытными и компетентными специалистами. Поэтому министерству образования и науки было бы целесообразно увеличить количество образовательных грантов по подготовке в высших учебных заведениях религиоведов, теологов, психологов и социологов, специализирующихся в религиозной сфере. К тому же в конце текущего года правительство планирует внести на рассмотрение в парламент соответствующий законопроект», — сообщил Маулен Ашимбаев.

Министр по делам религий и гражданского общества Нурлан Ермекбаев дополнил депутата, отметив, что в настоящее время ведомством выстроен постоянный мониторинг каналов распространения религиозных материалов. В интернете выявляются и блокируются сайты с противоправным контентом. В 2017 году только специалистами министерства изучено около 3 тыс. сайтов. Из них почти половина распространяла незаконный контент.

«С 1 августа совместно с Генпрокуратурой и министерством информации и коммуникаций реализуется проект „Кибернадзор“. В его рамках создан специальный сайт. Благодаря его методам значительно сократились сроки проведения религиоведческой экспертизы и материалы в суд на сайты с незаконным контентом поступают значительно быстрее. Кроме мониторинга сайтов, проводится экспертиза книжной и печатной продукции. В 2017 году экспертизу прошли более 1,5 тыс. книг. 54 из них содержали незаконный контент. Исследуются также библиотечные фонды в системе Комитета уголовно-исполнительной системы (КУИС). В 2017 году установлено 13 книг с деструктивным содержанием в библиотеках КУИС.&nbspОсобое внимание уделяется лицам с радикальными взглядами. Совместно с МВД в системе КУИС мы организуем специальную службу реабилитации осужденных за религиозный экстремизм. Совместно с Минобразования идет работа над редакцией нового учебника „Общество и религия“. Он будет включен в школьную программу. Планируется открытие специальности „Религиоведение“ в одной из западных областей, а также в вузах Жамбылской, Кзылординской и Восточно-Казахстанской области. Эти регионы имеют потребность в этой профессии и специалистах», — заявил Нурлан Ермекбаев.

Вице-спикер мажилиса Парламента Владимир Божко обратил внимание на тот факт, что религиозная и социальная напряженность может возникать под воздействием экономических причин, а также под воздействием «вбросов» в социальные сети.

«Мир стоит на пороге сетевой и этической революции. Европейский суд по правам человека выносит приговоры, обязывающие собственников интернет-ресурсов, администрировать контент и не допускать распространение порочащей информации. В некоторых странах выносится вопрос об отлучении отдельных пользователей от интернета. Как делается это на дорогах, когда человек не может соблюдать правила, у него отбираются права, и он не допускается в качестве водителя транспортного средства. Приходится констатировать, что в виртуальном пространстве зачастую доминирует язык ненависти и злобы, экстремизма и радикализма, много лжи. Последний пример — инцидент при строительстве „Абу-Даби Плаза“ в очередной раз заставляет нас задуматься. Он был локализован благодаря энергичной реакции МВД и КНБ, акимата города Астаны, давшего реальную информацию своевременно. Вместе с тем в социальных сетях прошла подстрекательская информация на основе абсолютно надуманных и недостоверных данных. И на нее откликнулась часть молодежи, в большинстве своем приехавшей из сел и испытывающей сложности в достойно оплачиваемой работе и жилье», — рассказал Владимир Божко.

Вице-спикер напомнил, что аналогичная ситуация была на рынке «Артем» в Астане несколько лет назад, когда одна женщина спровоцировала конфликт, который привел к массовой драке. Этот случай еще раз показал, что нужно пресекать причины и условия возникновения таких инцидентов. По словам Владимира Божко, необходимо снижать неконтролируемый приток сельской молодежи в города. И устранять те причины, что двигают эту молодежь ехать в города, тогда как молодые люди на селе должны иметь достойные условия жизни и работу, жилье и пользоваться современной социально-культурной инфраструктурой.

Источник